Советуем посетить

Сейчас Online

Всего на сайте:
  • 1 гость

Яндекс цитирования
Вы находитесь здесь:Любовные романы»О любви»Поцелуй небес

Поцелуй небес

Поцелуй небес Поцелуй небес Поцелуй небес

МИЛА БОЯДЖИЕВА

Поцелуй небес

Судьба и Случай затеяли большую игру - запутывая жизненные пути героев романа. Каждого из них ждут головокружительные приключения - суровые испытания и сногсшибательные сюрпризы. Шаг за грань мечты и реальности сделан : скромная дурнушка становится " звездой " рекламы - провинциальный паренек - могущественным восточным принцем - нищий - миллионером - а дерзкий хирург - экспериментатор обретает власть над живой плотью.

Съемочные площадки в живописнейших уголках Земного шара - виллы европейских архитекторов и восточные дворцы - тесные квартиры российского захолустья и цветущий оазис среднеземноморского Острова - дома "высокой моды"- частные клиники - затерянные ...

Дополнительная информация

Случайный отрывок из книги :

- Ну и неделька! Вначале эта тропическая духота в Венеции, теперь римские ливни, поистине, "Pioggia maggiora" - великолепный дождина - у них здесь все "великолепное". Похоже, наших девчурок кто-то сглазил, - хихикнул подсевший за столик к Шнайдеру Питер и начал энергично обмахиваться сандаловым веером. - Нам надо потребовать у "Адриуса" микроавтобус с душевой кабиной. Здесь можно просто задохнуться - от крошек невероятно несет потом. Хорошо, что пленка не передает запахи - он брезгливо поморщился, - а то поклонникам этих созданий пришлось бы туго. Питер Валдино - парикмахер-визажист, лауреат многочисленных престижных конкурсов, работавший по договору у "Адреаса" уже третий месяц, был известным в богемном мире геем под кличкой "Бабочка". Видимо, отвращение к женскому телу играло не малую роль в его профессиональном успехе: работая с моделью, Питер подсознательно старался выявить отталкивающее демоническое начало, что придавало типажам пикантность и остроту. Глумясь над женской красотой, он открыл свой стиль - точно попавший в струю авангардных эстетических установок: тонкое, порой эпатирующее балансирование на грани красоты и уродства, притягательности и отвращения. Артур не поддержал разговора с неприятным ему гомиком, делая вид, что целиком поглощен начавшейся демонстрацией. На подиуме работало семь девушек, отобранных из самой элиты профессиональных моделей. Каждая из них имела громкое имя, что означало феерические почасовые гонорары. Шнайдер внимательно наблюдал за происходящим. Первой вышла Надя в закрытом серебристом купальнике белотелая и томная, как бутон водяной лилии. За ней, оттеняя контраст, двинулась мулатка Вирджиния, стягивая на ходу ручной росписи платок с обнаженных, шоколадным блеском лоснящихся бедер. "Отлично, отлично - держим ритм, крошки!" - подбодрил взлетевший на стреле вместе со своей камерой Эжен Карно.

Девушки лавировали между струй, рождаясь из водяной стихии, подобно запечатленным в камне нимфам фонтана. Артур представил, как "берет" кадр движущийся над подиумом оператор - через водяные брызги, пропуская перед камерой фрагменты каменных статуй и верхушку мраморной колонны пластиковый макет, поддерживаемый Джипом. Ветерок колеблет нежный шелк, аркой изгибает высокие струи, осыпающие тела манекенщиц сверкающим бисером. Хорошо, очень хорошо! Только бы успеть до грозы, дающей знать о своем приближении. Духота навалилась плотной, почти осязаемой массой. По спине Артура потянулась противная струйка. "Этот "голубой" прав - передвижной душ на площадке не помешал бы. И с Тони было бы меньше проблем. Совсем загоняла на этот раз - то ей жарко, то сквозит, то она просто умирает без свежего ананасового сока, то нуждается в срочном массаже! А еще непрестанные жалобы на гримершу и этого визажиста Питера - пидера, на номер в отеле и плохую кухню в ресторане... Ничего, Артур, терпи. Ты поставил на верную лошадку. Полтора года в этой профессии - и уже в первой десятке! Теперь демонстрация коллекции высшего класса без Тони Браун все равно, что свадьба без невесты!"

Артур Шнайдер отлично разбирался в механизме создания звездных имен. Имей он возможность вложить приличную сумму денег в любую длинноногую девочку с панели, он сделал бы из нее вполне приличную модель. Но в случае с Тони, что ни говори, есть что-то непостижимое, какое-то колдовство, превращающее смазливую юную особу в объект невероятной притягательности.

Выход Тони означал кульминацию показа. Она появилась- среди тяжеловесных форм резного влажного мрамора и подвижной россыпи сверкающих капель - высокая, золотистая с легким узким телом, обтянутым ослепительно-бирюзовым трикотажем. Небрежная, опасная женщина-ребенок. Ни тени кокетлива, зазывных улыбок, - она была вне камер, вне любопытства толпы - сама по себе, наедине с собой.

Артур разозлился, почувствовав, что снова столкнулся с задачей, решить которую никак не удавалось. В который раз он задумался о том, красива ли Тони вообще. Ведь ни классическими формами, ни броской сексапильностью малышка не обладала. Она имела небольшой для манекенщицы рост и продолжала расти, а ее тонкая фигура еще окончательно не сформировалась. Но сочетание светлых глаз и гривы смоляных кудрей, опускавшейся до талии, медовый оттенок кожи и какая-то особая прелесть всех черт притягивали взгляд. На нее хотелось смотреть и смотреть, разгадывая тайну неуловимой гармонии.

- Не правда ли, в ней есть что-то дерзкое, мальчишеское! - веер Питера в восхищении замер. Артур окинул гея сочувственным взглядом, хотел что-то ответить, но не успел. Плавно, будто ее засняли рапидом, Тони начала оседать на помост и вдруг рухнула навзничь, раскинув руки, как в хорошо отрепетировнной балетной сцене смерти. Все оторопели, а потом разум кинулись на подиум. Двумя прыжками Артур оказался рядом и понял, что девушка потеряла сознания. Он поднял ее на руки и понес в тень. Бегущий рядом Джип брызгал в запрокинутое лицо водой, кто-то подоспел с нюхательными солями и сердечными каплями, гримерша накрыла плечи девушки влажным полотенцем.

Тони поморщилась, открыла глаза, удивленно огляделась.

- Все будет в порядке, детка, все хорошо! - Артур гладил ее по голове, пытаясь собрать разметанные волосы. - Здесь страшная духота и ты уже два дня почти ничего не ела. Все будет... - он осекся: в его руке осалась длинная черная прядь, будто срезанная с головы Тони бритвой. Стоящий рядом Питер вдруг завизжал тонко и жалобно:

- Это не я! Это не я! Я здесь абсолютно не причем! Сегодня утром мадмуазель Браун не дала мне даже прикоснуться к своей голове! 2

Тони росла бодрым, жизнерадостным и очень благополучным ребенком. О таких родителях- - любящих, чутких, к тому же - красивых и богатых можно только мечтать. Собственное отражение в зеркале - получше всякой рождественской открытки и при этом, что ни пожелаешь - все тут!

До школы Тони жила с родителями, на их чудесной флорентийской вилле, потом семья переехала в Южную Калифорнию, где девочка поступив в престижную частную школу. Здесь учились избранники судьбы, имеющие прямое отношение к голливудским звездам такой величины, что аж голова кружилась. Естественно свой шофер и автомобиль, шикарные дома, прелестные мордашки, потрясающие связи в высших сферах.

В школе - отборные преподавательские силы, специальная программа с уклоном в художественное творчество: бесконечные балы, представления, конкурсы. И что же? Среди юных леди очаровательных, как эльфы, игривых, как щенки, и самоуверенных, как английская королева, представительное жюри выбрало Тони, дабы наградить ее титулом "Мисс Барби". Фотографии юной Барби продавались с большим успехом, журналы обошла неправдоподобная картинка длинноногая девчушка на длинных с копной вьющихся волос до самой кругленькой, обтянутой купальником попки. Мордашка, осанка, улыбка, широко распахнутые голубые глаза - кукла и только!

В обыденной жизни Тони выглядела иначе: Алиса собственноручно заплетала дочери косу, скромные платьица девочки могли похвастаться хорошим фирменным происхождением, поведение отнюдь не жеманное, но с чувством собственного достоинства. Она знала свою коммерческой стоимость, причем стоимость немалую. Это питало ее самоуверенность, а так же пренебрежительное отношение к тем, чья цена была ниже. Девочка была требовательной, строгой к обслуге - продавщицам, портнихам, кухаркам и весьма снисходительная к ровне. Отца Тони Остина Брауна ценили в деловых кругах, его корпорация процветала.

С матерью Тони тоже повезло: - все кто знал Алису, были в восторге от этой женщины - очаровательной красавицы, спокойной и доброжелательной. Не малую роль играла и тайная слава, окружавшая эту женщину светящимся ореолом. Славы тайной, поскольку Алиса соблюдала инкогнито в своей практике целительства. Однако, люди ее ккруга знать, что мадам Браун совершает короткие выезды в разные концы света с благотворительной миссией, и что миссия эта порой превосходит самые смелые фантазии.

Девочку свою Алиса просто обожала - еще бы, ведь несмотря на разницу в цвете волос, сразу было заметно, что Тони просто копия матери. "Везет же этому парню!"

- думал всякий, видевший как семейство Браунов рассаживается в светлый открытый "шевроле", причем женщина хохочет сквозь разметанные ветром золотые пряди, а малышка, настоящая кукла, шутливо пытается отобрать руль у чрезвычайно благообразного, мужественного господина. Их можно было снимать на рекламные ролики с утра до вечера - от завтрака на лужайке перед двухэтажным, очень комфортабельным домом в престижном квартале Санта-Моники до вечерней семейной прогулки на велосипедах. Вот только иногда Тони заставляла родителей поволноваться. Она умела добиваться желаемого даже вопреки воле родителей. Дуясь по несколько дней, отказываясь от еды, изображая депрессию или недомогание, она получала свое и уже к четырнадцати годам поняла, что подобная тактика практически беспроигры. Для участия в школьном празднике требовалась поющая девочка. На роль героини мьюзикла прочили самую музыкальную, но увы, далеко не самую привлекательную ученицу. С этим Тони не могла смириться, потребовав от родителей немедля нанять хорошего домашнего учителя пения. Ее пытались отговорить - напрасно.

Тони поскучнела, побледнела, потеряла аппетит, стала жаловаться на головную боль, апатию и нежелание выходить из дома. Учителя пригласили, а после прослушивания предполагаемой ученицы, спевшей весьма приблизительно модный шлягер, заплатили солидный гонорар, чтобы удержать и уговорить хотя бы попытаться помочь юной актрисе. Через три недели из окон гостиной дома Браунов, где стоял рояль, стало доноситься вполне сносное пение. Конечно, такую исполнительницу не заслушаешься, но и шикать никто не станет. Тони занималась как одержимая и - победила. Она получила роль, а с нею пришел и новый, невиданный успех: школа делегировала Тони на конкурс шоу-звезд, проводившийся ежегодно в Сан-Франциско. Ей только что исполнилось пятнадцать и она оказалась едва ли не самой молодой участницей многочасового представления.

Песенка, подготовленная Тони при помощи того же преподавателя, была пустяковой, но героиня, от лица которой она исполнялась - весьма выигрышной. Тони изображала юную кокетку, притворно сетующую на обилие поклонников. Эскизы к ее костюму сделала Алиса, Тони добавила к созданному образу детскую лукавость и кошачью женскую грацию.

Она не сомневалась в успехе - да кто бы сомневался, увидев в зеркале то, что увидела пятнадцатилетняя красавица, примеряя свой сценический костюм: платье Дюймовочки - короткая юбчонка, почти пачка, со множеством оборок, открывала длинные стройные ноги в дамских лодочках на высоченных каблуках. Лиф на бретельках и боа из малиновых перьев довершали туалет. По ходу песенки Тони кокетливо набрасывала, перекидывала, волочила боа, что выглядело на редкость обольстительно: милый ребенок, изображающий даму и в то же время, очаровательная дама, победно выпархивающая из детской личины, как яркая бабочка из кокона. Смесь детского озорства и взрослого лукавства, бездумной наивности и пробуждавшейся чувственности.

Но, прибыв в гостиницу, где разместились две сотни участников конкурса со всего штата, Тони несколько стушевалась. Среди пижонов, сидящих в шикарном полутемном баре, она узнала самого Клифа Уорни - знаменитого Лиффи со своей рок-группой, а также Лейлу Дени, уже примелькавшуюся на экранах телевизора эстрадную певицу. Звезды прибыли сюда для участия в жюри. Алиса, сидящая в третьем ряду огромного концертного зала рядом с родителями или друзьями участников конкурса, сильно нервничала. Ее чувства к этой девочке не менее сильные, чем обычному родному ребенку, отличались в то же время хрупкостью и уязвимостью. Тони была для нее более, чем дочь, более, чем любимое творение, более, чем символ чего- то возвышенного и волшебного, - она была одновременно и тем, и другим, и третьим. Плюс ко всему - прошедшим через опасный медицинский эксперимент ребенком. Тони была драгоценностью, хрустальной вазой, с которой следовало обращаться крайне бережно. От этого Алиса зачастую утрачивала свою врожденную принципиальность, уступая желаниям Тони. Она знала, что не следует поощрять тягу девочки к сценическим шоу, но не могла уержать ее от участия в конкурсе. "Только бы ее не освистали!" - думала Алиса, не замечая происходящего на сцене, пока ведущая не объявила выход "Мисс Барби".

Все материалы, книги, новости, статьи и поздравления взяты из свободных источников в интернете или добавлены нашими пользователями. Если вы считаете, что тот или иной материал ущемляет ваши авторские права - свяжитесь с администрацией сайта. По требованию автора статья может быть удалена или добавлена ссылка на первоисточник.

Поздравления по именам