Советуем посетить

Сейчас Online

Всего на сайте:
  • 1 гость

Яндекс цитирования
Вы находитесь здесь:Проза»Классическая проза
Классическая проза

Знойный и душный полдень. На небе ни облачка… Выжженная солнцем трава глядит уныло- безнадежно: хоть и будет дождь- но уж не зеленеть ей… Лес стоит молча- неподвижно- словно всматривается куда-то своими верхушками или ждет чего-то.

По краю сечи лениво- вразвалку- плетется высокий узкоплечий мужчина лет сорока- в красной рубахе- латаных господских штанах и в больших сапогах. Плетется он по дороге. Направо зеленеет сеча- налево- до самого горизонта- тянется золотистое море поспевшей ржи… Он красен и вспотел. На его красивой белокурой голове ухарски сидит белый картузик с прямым- жокейским козырьком- очевидно подарок какого-нибудь расщедрившегося барича. Через плечо перекинут ягдташ- в котором ...

«...А вслед за армией северян пришла другая армия. Эти люди приходили сотнями- хотя каждый их них путешествовал в одиночку. Приходили пешком- приезжали на мулах- верхом на лошадях- в скрипучих фургонах и красивых фаэтонах. Люди были самые разные по виду и национальности. Они носили темные костюмы- обычно покрытые дорожной пылью- широкополые шляпы- защищавшие их белые лица от жаркого- чужого солнца. За спинами у них через седла или на крышах фургонов обязательно были приторочены разноцветные сумки- сшитые из потрепанных- изодранных лоскутков покрывал- в которых помещались их пожитки. От этих сумок и пришло к ним название „саквояжники“. И они брели по пыльным дорогам и улицам измученного Юга- плотно сжав рты- рыская повсюду глазами- оценивая и подсчитывая стоимость имущества- брошенного и погибшего в огне войны. Но не все из них были негодяями- так как вообще не все люди негодяи. Некоторые из них даже научились любить землю- которую они пришли грабить- осели на ней и превратились в уважаемых граждан...»

Лет двадцать назад в Покете существовал небольшой ресторан- такой небольшой- что посетителей обслуживали хозяин и один слуга. Всего было там десять столиков- могущих единовременно питать человек тридцать- но даже половины сего числа никогда не сидело за ними. Между тем помещение отличалось безукоризненной чистотой. Скатерти были так белы- что голубые тени их складок напоминали фарфор- посуда мылась и вытиралась тщательно- ножи и ложки никогда не пахли салом- кушанья- приготовляемые из отличной провизии- по количеству и цене должны были бы обеспечить заведению полчища едоков. Кроме того- на окнах и столах были цветы. Четыре картины в золоченых рамах являли по голубым обоям четыре ...

В восьмом часу вечера- на закате лесного солнца- часовой Мур сменил часового Лида на том самом посту- откуда не возвращались. Лид стоял до восьми и был поэтому сравнительно беспечен; все же- когда Мур стал на его место- Лид молча перекрестился. Перекрестился и Мур: гибельные часы — восемь — двенадцать — падали на него.

— Слышал ты что-нибудь? — спросил он.

— Не видел ничего и не слышал. Здесь очень страшно- Мур- у этого сказочного ручья.

— Почему?

Лид подумал и заявил:

— Очень тихо.

Действительно- в мягкой тишине зарослей- прорезанных светлым- бесшумно торопливым ручьем- таилась неуловимая вкрадчивость- баюкающая ласка опасности- прикинувшейся безмятежным голубым вечером- лесом и прозрачной ...

Творчество крупнейшего испанского прозаика стяжало ему всемирную известность. Написанный в 40-х годах роман не утратил и до сих пор своей ценности. Полный глубоких философских обобщений- блестящий по форме- он дает яркую картину испанской жизни не только той эпохи- в которую был написан- но является суровыми- непримиримыми осуждением франкистского режима.

Аврал — работа на судне- в которой принимает участие вся команда.

Адмирал — высшее воинское звание во флоте. В этом звании имелось четыре чина: 1) генерал-адмирал- 2) адмирал- 3) вице-адмирал и 4) контр-адмирал.

Адмиралтейство — место постройки и ремонта кораблей- снабженное всеми необходимыми для этого сооружениями.

Ахтер-люк — погреб в кормовой части корабля для хранения провизии.

Бак — носовая часть верхней палубы до передней мачты (фок-мачты).

Бакштаг — 1) курс корабля- который с направлением попутного ветра образует угол более девяноста и менее ста восьмидесяти градусов; 2) снасть стоячего такелажа для укрепления с боков рангоутных деревьев.

Бакштов — толстый канат- ...

На палубе парохода- шедшего из Одессы в Севастополь- какой-то господин- довольно красивый- с круглою бородкой- подошел ко мне- чтобы закурить- и сказал:

— Обратите внимание на этих немцев- что сидят около рубки. Когда сойдутся немцы или англичане- то говорят о ценах на шерсть- об урожае- о своих личных делах; но почему-то когда сходимся мы- русские- то говорим только о женщинах и высоких материях. Но главное — о женщинах.

Лицо этого господина было уже знакомо мне. Накануне мы возвращались в одном поезде из-за границы- и в Волочиске я видел- как он во время таможенного осмотра стоял вместе с дамой- своей спутницей- перед целою горой чемоданов и корзин- наполненных дамским платьем- и как он ...

Наконец я приехал в Одессу. Этот огромный южный порт был- для моих шестнадцати лет- — дверью мира- началом кругосветного плавания- к которому я стремился- имея весьма смутные представления о морской жизни. Казалось мне- что уже один вид корабля кладет начало какому-то бесконечному приключению- серии романов и потрясающих событий- овеянных шумом волн. Вид черной матросской ленты повергал меня в трепет- в восторженную зависть к этим существам тропических стран (тропические страны для меня начинались тогда от зоологического магазина на Дерибасовской- где за стеклом сидели пестрые- как шуты- попугаи)- все- встречаемые мной- моряки и- в особенности- матросы в их странной- волнующей отблесками ...

Alphons Clenin- der Polizist von Twann- fand am Morgen des dritten November neunzehnhundertachtundvierzig dort- wo die Straße von Lamboing (eines der Tessenbergdörfer) aus dem Walde der Twannbachschlucht hervortritt- einen blauen Mercedes- der am Straßenrande stand. Es herrschte Nebel- wie oft in diesem Spätherbst- und eigentlich war Clenin am Wagen schon vorbeigegangen- als er doch wieder zurückkehrte. Es war ihm nämlich beim Vorbeischreiten gewesen- nachdem er flüchtig durch die trüben Scheiben des Wagens geblickt hatte- als sei der Fahrer auf das Steuer niedergesunken. Er glaubte- daß der Mann betrunken sei- denn als ordentlicher Mensch kam er auf das Nächstliegende. Er wollte daher dem Fremden ...

После окончания учебы в 1917 г. Хемингуэй хотел вступить в армию- чтобы участвовать в первой мировой войне- однако из-за травмы глаза призван не был и вместо этого в 1917-1918 гг. работал корреспондентом в канзасской газете «Star». Шесть месяцев спустя он уезжает добровольцем в воюющую Европу и становится шофером американского отряда Красного Креста на итало-австрийском фронте- где в июле 1918 г. получает серьезное ранение в ногу- несмотря на которое сумел доставить раненого итальянского солдата в безопасное место. За воинскую доблесть Х. дважды награждался итальянскими орденами. Находясь на излечении в госпитале- Х. влюбляется в американскую сестру милосердия; через десять лет эта любовная история- а также военный опыт легли в основу его романа «Прощай- оружие» («A Farewell to Arms»- 1929).

Роман «Прощай- оружие!» – история любви на уровне отдельно взятых судеб- но также и повествование о поиске смысла и уверенности в мире.

Все материалы, книги, новости, статьи и поздравления взяты из свободных источников в интернете или добавлены нашими пользователями. Если вы считаете, что тот или иной материал ущемляет ваши авторские права - свяжитесь с администрацией сайта. По требованию автора статья может быть удалена или добавлена ссылка на первоисточник.

Поздравления по именам