Советуем посетить

Сейчас Online

Всего на сайте:
  • 1 гость

Яндекс цитирования
Вы находитесь здесь:Проза»Классическая проза
Классическая проза

— Поспешим на стены- — сказал Абель-Фиттим- обращаясь к Бузи бен Леви и Симону фарисею в десятый день месяца Таммуза[2]- в лето от сотворения мира три тысячи девятьсот сорок первое[3]. — Поспешим на крепостной вал- примыкающий к Вениаминовым воротам- в граде Давидовом[4]- откуда виден лагерь необрезанных; ибо близится восход солнца- последний час четвертой стражи[5]- и неверные- во исполнение обещания Помпея[6]- приготовили нам жертвенных агнцев.

Симон- Абель-Фиттим и Бузи бен Леви были гизбаримами- то есть младшими сборщиками жертвований в священном граде Иерусалиме.

— Воистину- — отозвался фарисей- — поспешим- ибо подобная щедрость в язычниках весьма необычна- зато переменчивость ...

..."Что за чепуха?! – возмутится читатель. – Какой-то Голт- Атлант… Да и Рэнд эта – откуда взялась?" Когда три года назад я впервые услышал это имя- то подумал точно так же. Тем более что услышал его в невероятном контексте: Библиотека Конгресса США провела обширный социологический опрос- пытаясь определить- какая книга оказывает самое глубокое влияние на американцев. Первое место- разумеется- заняла Библия- а вот второе… «Атлант расправил плечи»! Глазам своим не поверил. Что же это делается?! Вроде бы дипломированный филолог- да чего уж там – кандидат наук- и специализация подходящая – современная романная поэтика- а ни о какой Айн Рэнд за сорок лет жизни слыхом не слыхивал. Что за наваждение?...

Who is John Galt? Сергей Голубицкий. Опубликовано в журнале "Бизнес-журнал" №16 от 17 августа 2004 года.

The flying ship of Professor Lucifer sang through the skies like a silver arrow; the bleak white steel of it- gleaming in the bleak blue emptiness of the evening. That it was far above the earth was no expression for it; to the two men in it- it seemed to be far above the stars. The professor had himself invented the flying machine- and had also invented nearly everything in it. Every sort of tool or apparatus had- in consequence- to the full- that fantastic and distorted look which belongs to the miracles of science. For the world of science and evolution is far more nameless and elusive and like a dream than the world of poetry and religion; since in the ...

Джером Дейвид Сэлинджер

Девчонка без попки в проклятом сорок первом

Молодой человек- сидевший позади Барбары на стадионе- где шли соревнования по хай-алай- вдруг наклонился к ней и спросил- не чувствует ли она себя неважно и не нужно ли проводить ее обратно на корабль. Барбара повернулась- посмотрела на него оценивающе и сказала- что- пожалуй- да- спасибо- что у нее разболелась голова и это- правда- будет страшно любезно с его стороны. Они вмести встали- вышли на улицу и добрались до корабля сначала на такси- а потом на лоцманском катере. Но прежде чем уйти в свою каюту на палубе В- Барбара- сильно смущаясь- сказала своему провожатому:

– Послушайте- я только проглочу аспирин или еще что. ...

Роман Ромена Роллана «Жан-Кристоф» вобрал в себя политическую и общественную жизнь- развитие культуры- искусства Европы между франко-прусской войной 1870 года и началом первой мировой войны 1914 года.

Все десять книг романа объединены образом Жан-Кристофа- героя «с чистыми глазами и сердцем». Жан-Кристоф — герой бетховенского плана- то есть человек такого же духовного героизма- бунтарского духа- врожденного демократизма- что и гениальный немецкий композитор.

У повісті-хроніці І. С. Нечуя-Левицького (1838– 1918) з неперевершеним гумором- іноді навіть карикатурно змальовано життя українського духовенства 20—40-х років минулого століття. Читача захоплюватимуть смішні пригоди і старосвітських- і новітніх батюшок і матушок – численні «гарбузи» Балабухи- «скакання в гречку» його попаді Олесі- запопадливість у хазяйстві дружини Харитона Моссаковського. Глузуючи з духовенства- письменник з теплою симпатією показав народ- його побут- його несміливі спроби протесту проти різних знущань.

Василий Шукшин

В профиль и анфас

Hа скамейке- у ворот- сидел старик. Он такой же усталый- тусклый- как этот теплый день к вечеру. А было и у него раннее солнышко- и он шагал по земле и легко чувствовал ее под ногами. А теперь – вечер- спокойный- с дымками по селу.

На скамейку присел длиннорукий худой парень с морщинистым лицом. Такие толлько на вид слабые- на деле выносливые- как кони.

Парень тяжело вздохнул и стал закуривать.

– Гуляешь? – спросил старик.

– Это не гульба- дед-– не сразу сказал Иван.– Собачьи слезы- У тебя нет полтора рубля?

– Откуда?

– Башка лопается по швам-

– Как с работой-то?

– Никак. Бери- говорит- вилы да на скотный двор-

– Это кто- директор?

– Ну да. А у меня ...

Вниманию читателей предлагается одно из лучших произведений М.Шолохова — роман «Тихий Дон»- повествующий о классовой борьбе в годы империалистической и гражданской войн на Дону- о трудном пути донского казачества в революцию.

«...По языку сердечности- человечности- пластичности — произведение общерусское- национальное»- которое останется явлением литературы во все времена.

Словно сама жизнь говорит со страниц «Тихого Дона». Запахи степи- свежесть вольного ветра- зной и стужа- живая речь людей — все это сливается в раздольную- неповторимую мелодию- поражающую трагической красотой и подлинностью. Разве можно забыть мятущегося в поисках правды Григория Мелехова? Его мучительный путь в пламени гражданской войны- его пронзительную- неизбывную любовь к Аксинье- все изломы этой тяжелой и такой прекрасной судьбы?

— Меня мучает недоделанное дело- — сказал Лорх доктору. — Да: почему вы не уезжаете?

— Любезный вопрос- — медленно ответил Димен- сосредоточенно оглядываясь. — Кровать надо поставить к окну. Отсюда- через пропасть- виден весь розовый снеговой ландшафт. Смотрите на горы- Лорх; нет ничего чище для размышления.

— Почему вы не уезжаете? — твердо повторил больной- взглядом заставив доктора обернуться. — Димен- будьте откровенны.

Лорх лежал на спине- повернув голову к собеседнику. Заостренные черты его бескровного лица- обросшего лесом волос- выглядели бы чертами трупа- не будь на этом лице огромных- как бы вывалившихся от худобы глаз- сверкающих морем жизни. Но Димен хорошо знал- что не пройдет ...

Роман «Восемнадцатый год» — вторая часть знаменитой трилогии «Хождение по мукам»- одного из самых значительных произведений русской литературы.

Все материалы, книги, новости, статьи и поздравления взяты из свободных источников в интернете или добавлены нашими пользователями. Если вы считаете, что тот или иной материал ущемляет ваши авторские права - свяжитесь с администрацией сайта. По требованию автора статья может быть удалена или добавлена ссылка на первоисточник.

Поздравления по именам