Советуем посетить

Сейчас Online

Всего на сайте:
  • 1 гость

Яндекс цитирования
Вы находитесь здесь:Проза»Историческая проза
Историческая проза

На страницах книги предстает сложный и многоликий мир средневековой истории — религиозные войны- борьба Испании с последним островком мусульманского владычества на Пиренейском полуострове — Гранадским эмиратом- драматическая судьба марранов- пытающихся сохранить и защитить от испанской инквизиции религию своих отцов…

На фоне этих исторических событий развивается сюжет романа «Испанский меч»- на страницах которого мы встретимся как с вымышленными героями- так и с исторически реальными лицами.

Несколько городов- зная о гонениях императора на Орлова- предлагали ему политическое убежище. «Я же им в ответ говорю- што они с ума сошли- што хотят меня неверным отечеству сделать. Если так поступить- так лутче дневнаго света не видать!» Весной 1801 года Алехан дождался известия из России- что Павла I задушили в потемках спальни шарфиком- и граф сказал своей метрессе:

— Ну- Марья- сбирайся домой ехать…- отгостевали!

Жизнь была прожита. Одни скажут — хорошо. Другие скажут — плохо. Белинский писал: «Чом одностороннее мнение- тем доступнее оно для большинства- которое любит- чтоб хорошее неизменно было хорошим- а дурное — дурным- и которое слышать не хочет- чтоб один и тот же предмет вмещал ...

Еще не поздно- есть о чем

Нам вспоминать. Теперь два слова

Скажу про Кульнева- — о нем

Тебе- чай- слышать уж не ново?

Это из поэмы о Кульневе знаменитого финско-шведского поэта Иоганна Рунеберга…

Яков Петрович Кульнев — давняя любовь моя. Сколько волнений- сколько восторгов пережил я- узнавая о нем…

Где Кульнев наш- рушитель сил.

Свирепый пламень брани?

Он пал- главу на щит склонил

И стиснул меч во длани.

Так писал Жуковский; Денис Давыдов писал гораздо проще:

Омуза- расскажи- как Кульнев воевал-

Как он среди снегов в рубашке кочевал

И в финском колпаке являлся среди боя.

Пускай услышит свет

Причуды Кульнева и гром его побед…

Человеку нормального роста ...

Оригинальное беллетризованное жизнеописание выдающегося полководца Тамерлана- правителя Самарканда- чья жестокость стала легендой- чьи владения простирались от Закавказья до Китая- а военные успехи предопределили на века геополитическое устройство экзотического средневекового Востока.

Насколько помнится- о мастерстве печника в русской литературе писал только Сергеев-Ценский… Куда подевалась забытая терминология- близкая нашим предкам: туша- хайло- кошачий глаз- шесток- голбец- вьюшки- устье и прочие слова- говорящие о приятном тепле домашнего очага? Мы- русские- по сути дела- выросли от печки- мы танцевали от нее. Она давала в доме здоровье- готовила еду- согревала лежанку- пекла хлебы- а вкус топленого молока всем памятен. За печкой укрывались от женихов стыдливые невесты- за ней наши предки таили то- что надо было спрятать. Бытовали выражения: «Печкой ушибленный»- «Не за печкой родился»; о печках слагали песни- печка вошла в народную мудрость пословицами: «Лежа на печи- ...

— Ну- а теперь скажи: как ты решился? Как?!

Они сидели в маленьком номере гостиницы «Москва»- куда Звягинцева только что переселили. Из Кремля Звягинцев возвращался вместе с Королевым- и жили они вот уже пять дней вместе- то есть в одной гостинице и на одном этаже- только полковник Королев — в отдельном номере- а майор Звягинцев — в общежитии на пять коек.

Однако сегодня- когда они проходили мимо дежурной по этажу и Королев взял ключ от своей комнаты- а Звягинцев уже сделал несколько шагов по коридору- полагая- что у них в номере наверняка кто-нибудь есть- он был остановлен голосом дежурной.

— А вас переселили- товарищ командир- — сказала ему дежурная- невысокая- пожилая блондинка с очень ...

Ветер раскачивал старый фонарь- который надсадно скрипел- едва освещая осклизлые ступени- ведущие в подвальную таверну. Древний ганзейский Любек давно погасил огни- а здесь- в ночной гавани Травемюнде- еще торговали трактиры — для моряков и одиноких пассажиров. Их задерживал в Любеке крепкий норд-ост- не позволявший кораблям выбраться даже за волноломы. Была ненастная осень 1837 года…

В дешевой харчевне коротал время молодой человек- просивший хозяина поджарить для него яичницу. Казалось- ему нет дела до перебранки матросов- готовых схватиться за ножи- и он со вниманием листал парижский альманах «Салон» Генриха Гейне; легенда о «летучем голландце»- миф о корабле-скитальце поражали воображение… ...

Иногда будто разматываешь клубок запутанных ниток…

Однажды в герценовском «Колоколе» я встретил упоминание о некоем Политковском. Затем в воспоминаниях пушкиниста П. В. Анненкова наткнулся на это же имя («три миллиона- украденные Политковским у инвалидов»)- причем в комментариях сказано: смотри «Дневник» А. В. Никитенко. Что ж- раскрываю том Никитенко- из записей которого заключаю- что в 1853 году Политковский крупно проворовался- бюрократия столицы пребывала в страхе от множества ревизий- а Николай I выдавил из своей железной души небывало откровенное признание:

— Конечно- Рылеев и его компания никогда бы так со мной не поступили…

Теперь мне интересно знать о Политковском все. Он уже ...

В романе раскрывается панорама жизни русской провинции в начале XX века. Почитателей таланта Валентина Пикуля ждет новая встреча с захватывающим сюжетом- яркими героями- реалиями истории нашего Отечества.

«Цусима».

Масштабное- яркое повествование о знаменитом сражении времен русско-японской войны.

Книга- в которой уникальная историческая точность сочетается с психологической глубиной портретов героев — и- главное- с высокой поэзией подвига русских моряков- с беспримерным мужеством сражавшихся и гибнувших в неравном бою.

Все материалы, книги, новости, статьи и поздравления взяты из свободных источников в интернете или добавлены нашими пользователями. Если вы считаете, что тот или иной материал ущемляет ваши авторские права - свяжитесь с администрацией сайта. По требованию автора статья может быть удалена или добавлена ссылка на первоисточник.

Поздравления по именам